Теория мифа


«Итак, вещи, если брать их взаправду, как они
действительно существуют и воспринимаются, суть мифы»
Лосев А.Ф
.
Согласно Лосеву А.Ф., мифология не является первобытной наукой. На первобытной ступени развития наука не имела ничего общего с мифологией, хотя: « в силу исторической обстановки, и существует как мифологически окрашенная наука, так и научно осознанная или хотя бы примитивно-научная трактованная мифология»(Лосев А.Ф. , Деалектика мифа). Миф чрезвычайно практичен, эмоционален, жизненен.  Целью мифа не является построение математической закономерности.
 
Наука не рождается из мифа, но наука всегда мифологична. Наука не побеждает миф и не возникает из мифа. Любой эпохе свойственно некое мифологическое сознание. Чаще всего наука всегда сопровождалась мифологией, откуда черпала свои исходные интуиции (химия из алхимии). В жизни часто так бывает, что доказуемое выстраивается на недоказуемом, а чаще на очевидности: «и мифология только тогда и есть мифология, если она не доказывается, если она не может и не должна быть доказываемой» » (Лосев А.Ф., Деалектика мифа).  Например механика Ньютона основана на мифологии нигилизма. Теория бесконечного прогресса также мифологична, как и теория бесконечной делимости материи. Дело в том, что в основе этих теорий лежит миф, то есть то, что доказать либо невозможно, либо еще не существует нужной аппаратуры и средств для доказательств.

Наука никогда не может разрушить мифа. Наука и мифология не тождественны, хотя наука и мифологична: «Но что такое та наука, которая воистину не мифологична? Это — совершенно отвлеченная наука как система логических и числовых закономерностей. Это — наука-в-себе, наука сама по себе, чистая наука. Как такая она никогда не существует. Существующая реально наука всегда так или иначе мифологична. Чистая отвлеченная наука — не мифологична. Не мифологична механика Ньютона, взятая в чистом виде. Но реальное оперирование с механикой Ньютона привело к тому, что идея однородного пространства, лежащая в ее основе, оказалась единственно значимой идеей. А это есть вероучение и мифология. Геометрия Евклида сама по себе не мифологична. Но убеждение в том, что реально не существует ровно никаких других пространств, кроме пространства евклидовой геометрии, есть уже мифология, ибо положения этой геометрии ничего не говорят о реальном пространстве и о формах других возможных пространств, но только об одном определенном пространстве; и неизвестно, одно ли оно, соответствует ли оно или не соответствует всякому опыту и т.д.»(Лосев А.Ф., Деалектика мифа).  Когда наука разрушает миф, это лишь означает то, что одна мифологема борется с другой.

Миф не базируется на научном опыте. Например, на островах Никобар происходит болезнь от «ветров», и верующие совершают специальный танец, чтобы ее не было.
Их нельзя научно убедить, что этой болезни не существует, также как и заставить танцевать этот танец. Некоторые люди носят религиозную защитную символику на шее, запястьях, татуируют религиозные символы на теле. Их никак нельзя убедить, что это, по сути, бесполезная трата денег, и бесполезные процедуру, у них все имеет свой определенный смысл: «миф — вненаучен и не базируется ни на каком научном опыте». Миф, считает Лосев, нужно трактовать мифически, и это мифическое содержание само по себе достаточно тонко и глубоко, что вовсе не нуждается в каких либо научных толкованиях. 

Чистой науке не нужна не абсолютная данность объекта, не абсолютная данность субъекта, ни завершенная истинность. Законы физики и химии абсолютно одинаковы при реальности материи и ее нереальности и чистой ее субъективности. Наука не заинтересована в реальности предмета. Ей все равно существует ли материя, или не существует, все равно эксперименты над ней актуальны. В отличие от науки, миф, по Лосеву, реален и объективен. Всякий миф не указывает на автора, он сам есть некий субъект. Кто точно придумал Таро? Точной стопроцентной версии не существует, а только мифологические теории, основанные или не основанные на реальных фактах. Самое интересное заключается в том, что появляются со временем все новые версии происхождения Таро, совершенно далекие от традиционных (Египет, Италия и др.). Чистое смысловое содержание науки не нуждается в завершенности: «Сущность чистой науки заключается только в том, чтобы поставить гипотезу и заменить ее другой, более совершенной, если на то есть основания» .(Лосев А.Ф., Деалектика мифа). Физику, ли химику, механику или астроному часто бывает абсолютно все равно, реальными ли являются те «материи», «законы», с которыми он работает, будут ли они существовать всегда, тем самым все эти люди имеют богословские представления о том, с чем работают. Бытие же мифа претендует на абсолютность, на подтверждения реальных фактов, мифу свойственно претендовать на абсолютную истину: «Миф — не гипотетическая, но фактическая реальность, не функция, но результат, вещь, не возможность, но действительность, и притом жизненно и конкретно ощущаемая, творимая и существующая». Существует особая мифологическая истинность. Не в коем случае нельзя сопоставлять науку и мифологию таким образом, доказывая что мифологии не свойственна никакая истинность, или хотя бы закономерность. Например, если рассматривать борьбу христианства с язычеством то будет ясно, что шла борьба за определенную мифическую истинность. Взяв любую мифологию, мы найдем определенный общий принцип построения, это доказывает, что в мифе соблюдается некая логика.
 
По этому пункту Лосев подводит следующий общий итог: «Миф не есть научное и, в частности, примитивно-научное построение, но живое субъект-объектное взаимообщение, содержащее в себе свою собственную, вненаучную, чисто мифическую же истинность, достоверность и принципиальную закономерность и структуру».
 
 
 
Источник:Георгис А.В. Введение в эзотерическую тарологию
Картины Майка Дэвиса