Солдатский календарь, Библия и молитвенник

Солдат по имени Ричард Миддлтон был замечен за тем, что, являясь в церковь на богослужения, вместо того, чтобы доставать служебник, раскладывал перед собой игральные карты. Такое необычное поведение недолго оставалось незамеченным, так что и священник, и сержант, чьим подчинённым был этот солдат, вскоре обратили на него внимание. Тогда сержант приказал солдату убрать карты, но Ричард отказался сделать это, и сержант повёл его к мэру, которому он направил официальную жалобу по поводу кощунственного поведения своего подчинённого.

«Ну что же», - сказал мэр, - «Что ты скажешь в оправдание своим странным поступкам? Если есть что-то, что сможет оправдать тебя, хорошо; если же ты не сможешь оправдаться, я позабочусь о том, чтобы ты был как следует наказан».

Ричард ответил на это так: «Поскольку Ваша честь так милостивы, постараюсь объяснить это. Видите ли, я всего лишь бедный солдат, и у меня нет средств на то, чтобы купить себе служебник. Но для меня это не такая уж большая проблема, поскольку я могу вспомнить порядок мессы не только в служебнике, но и в игральных картах – ведь кары напоминают нам о величие Бога».

Сказав это, Ричард достал свою колоду карт, вытащил из неё туза и продолжил рассказ.

«Видя туза, я вспоминаю, что есть только один Бог, и что в первый день Бог сотворил землю. Единица – обычная мера для каждой вещи, она неделима. Также в нашем мире есть лишь одно существо, наделённое разумом, человек».

«Двойка напоминаем мне о втором дне творения, когда Бог сказал: “Да будет свет!” Она также символизирует Ветхий и Новый Заветы, и таинство венчания. Также, когда Ной спасал животных в своём ковчеге, он взял по паре каждого вида».

«Тройка напоминаем мне о Троице – Отце, Сыне и Святом Духе, а в третий день Бог отделил воды от земли. Тройка является мистическим числом, что видно по тому, что само время тоже тройственно: есть прошлое, настоящее и будущее. В человеке есть мозг, связанный с интеллектуальным миром, сердце, связанное с небесным миром, и [остальное] тело, связанное с миром элементов. Пространство тоже описывается тремя измерениями: длиной, шириной и высотой».

«Четвёрка напоминает о евангелистах – Матвее, Марке, Луке и Иоанне. В четвёртый день Бог сотворил Солнце, Луну и звёзды, которые управляют течением лет, месяцев и дней. Четыре также символизирует прочность и основание; существует четыре стихии, четыре стороны света и четыре времени года».

«Пятёрка напоминает о пяти великих пророках, избранных Богом для наставления древних иудеев, а также о пяти мудрых девах, взявших масло для своих ламп, идя навстречу жениху (Мф. 25). В пятый день Бог сотворил рыб и птиц. Есть пять органов чувств, а пентарамма состоит из пяти букв. Поскольку пять – это середина между единицей и десятью, она также символизирует справедливость».

«Что же касается карты с номером шесть, относительно неё я помню, что Бог сотворил мир за шесть дней, и в день шестой он сотворил животных, обитающих на суше, включая человека, которого он сотворил по своему подобию. Шестёрка также является совершенным числом, так как оно, посредством сложения своей половины, трети и шестой части снова становится собой. Она также символизирует труд в соответствии с волей Бога, сказавшего: “Шесть дней вы должны работать, а на седьмой – отдыхать”».

«В седьмой день Бог отдыхал, и число семь мне также напоминает о Семи Чудесах Света. Семь символизирует жизнь, поскольку для жизни нужно тело, состоящее из четырёх элементов, а именно, духа, плоти, костей и жидкостей, и души, которая состоит из трёх частей: страстей, желаний и разума».

«Восьмёрка напоминает нам о восьми благочестивых людях, избежавших Великого Потопа: Ное, его жене, их старшем сыне Симе, втором сыне – Хаме, третьем – Иафете, и жёнах их сыновей. Восемь также символизирует справедливость и полноту. Если его разделить на два, его части будут равными; если поделить дважды, то части снова окажутся равными и так далее».

«Девять – число муз, покровительствующих наукам и искусствам, а также девять прокажённых, исцелённых нашим Спасителем».

«Десятка соответствует десяти заповедям, данным Моисею Богом на горе Синай на каменных скрижалях. Десять также символизирует завершённость, потому что любое последующие число будет лишь комбинацией чисел от одного до десяти».

Солдат отложил в сторону валета (в данном случае используется слово knave, которое также означает мошенник, обманщик, плут – прим. перев.) и продолжил:
«Когда я вижу королеву, на ум мне приходят Ева и царица Савская, а также Дева, из чрева которой Спаситель пришёл в этот мир. Королева соответствует числу 12, а это число знаков зодиака, число апостолов и колен Израиля, а также двенадцать врат Иерусалима».

«Король напоминает мне о Великом Царе Небес и Земли, а это никто иной как сам Всемогущий Господь, а также об Адаме, и о Соломоне, сыне Давида».

Солдат сделал было паузу, но, видя, что его слушают с интересом, он быстро продолжил:
«Когда я думаю о числе карт в моей колоде, я вижу, что их пятьдесят две, что символизирует пятьдесят две недели в году; из них двенадцать фигурных карт символизируют двенадцать месяцев, а сорок номерованных карт напоминают мне о тех сорока днях и ночах, что провёл Моисей на горе Синай, чтобы получить от Бога священные законы и заповеди для народа Израиля».

«Ну что ж, - сказал мэр, - ты здорово объяснил нам значение всех карт, за исключением одной, которую ты пропустил».

«Что же это за карта?» - спросил солдат.

«Валет (knave)», - ответил мэр.

«Не злитесь, Ваша честь, на меня за это», - сказал в ответ Ричард, - «я лишь приберёг эту карту напоследок».

«И почему же?» - спросил мэр.

«Потому», - ответил солдат, - «что величайший обманщик (knave), которого я знаю – это тот сержант, который притащил меня сюда».

Тогда мэр засмеялся и ответил: «Не знаю уж как насчёт величайшего обманщика, но теперь-то я точно уверен, что он величайший дурак». Тут мэр позвал своих слуг, велел им наградить солдата как следует и сказал, что Ричард был самым умным из людей, которых он когда-либо видел в своей жизни.
                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           Стюард Каплан