Маг

Маг

…Внимание поручика привлекла птица, которая над шатром на сильном ветре летела, оставаясь на одном месте, будто была привязана. Из шатра раздавался мужской голос, певший «Воспоминанья — это пот души», и Опуич заплатил и вошел.
Внутри на столе стоял Маг, опоясанный змеей, державшей во рту свой хвост, и пел. В его волосах были красные розы. Заканчивая песню, он, словно прицелившись, направил свой высокий голос через один из клыков во рту прямо на птицу, застывшую в воздухе над шатром, и сбил ее голосом, как стрелой. Затем предложил свои услуги посетителям. Он мог съесть имя любого из присутствующих всего за четверть наполеондора, а за чуть большую сумму не только имя, но и фамилию.
— Того, кто согласится, никогда больше не будут звать так же, как звали до прихода сюда! Если у вас есть ключи от дома, а сам дом разрушен войной, я могу его восстановить в самых мельчайших деталях, просто бросив ключи в медный котел, потому что каждый ключ отзывается звуком, описывающий в ухе с абсолютной точностью форму и размеры того помещения, которое он запирает…
Милорад Павич «Последняя любовь в Константинополе»

Алена 

   Колдун художник 

Надоело колдуну колдовать, 
Взял он краски, и давай рисовать, 
Рисовал он, рисовал, рисовал, 
И, полотна все свои раздавал. 
Рисовал он звездную ночь, 
И, свою красавицу дочь, 
Рисовал рассвет и закат, 
Море,  шторм, и тучи, и град. 
Рисовал поля, и луга, 
Солнце в небе, птиц, облака, 
Океаны, горы, леса, 
Тучи рисовал в небесах. 
И, оставил он, колдовство, 
Понял, это все не его, 
Рисовал колдун все подряд, 
Превращая жизнь свою в сад. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Котяк         
 
Городская магия 
 
По улице, умерив шаг 
и лужи обходя, 
Шел Никодим - районный маг, 
Чтоб навредить людям. 
Он миновал второй квартал 
И повернул во двор, 
Где начертал себе портал, 
Ведущий сквозь забор... 
И мерзко так в него вошёл, 
Что всем нехорошо!